Андреас Бахманн генеральный директор ООО «Йозеф Гартнер»

«Честность является основой доверия, даже в условиях нереалистичного графика работ»

«Честность является основой доверия, даже в условиях нереалистичного графика работ»

В отличие от других немецких игроков компания Josef Gartner GmbH относительно поздно появилась на российском рынке. ООО «Йозеф Гартнер» существует только с 2009 года. Как вы это прокомментируете?

Наш продукт не продается по каталогу. Если застройщик хочет построить красивое и надежное здание с технически сложным фасадом высокого качества, добро пожаловать в «Йозеф Гартнер». Снижение расходов на обслуживание и длительный срок эксплуатации здания оправдывают инвестиции в фасады премиум-класса. Для нас значение имеют не страны, а конкретные проекты. Именно в результате такой логики мы выходим на новые рынки. Последние 25 лет мы довольно часто думали о России. Но ситуация здесь в прошедшие 20 лет была весьма непростой. До 2009 года было предпринято несколько попыток зайти на рынок. Одной из них стала башня «Федерация» в московском деловом центре «Москва-Сити». Мы представили коммерческое предложение на строительство башни. Однако договор на фасадные работы был подписан с китайскими конкурентами на совершенно другом ценовом уровне. Причиной нашего появления в России стал запрос напрямую из России, из компании «Газпром». «Газпром» спросил о нашей заинтересованности в реализации проекта, называвшегося тогда «Охта-центр». (Проект делового квартала «Газпром» в Санкт-Петербурге был переименован в «Лахта-центр». – Прим. ред.). И нам это было интересно. Так возник первый контакт. Этот необычный проект стал отправной точкой для выхода на российский рынок. В январе 2009 года было основано дочернее предприятие в Санкт-Петербурге, на этом в рамках проекта «Охта» настаивал и «Газпром». 

Как все начиналось?

Вначале все было довольно скромно. В 2009 году я был здесь один. Это было время кризиса, и других проектов не было. В Москве не работал ни один кран. В это время мы занимались только проектом «Охта»: разрабатывали фасад, создавали первые макеты, проводили необходимые испытания и готовили сертификацию. И вдруг кризис закончился. В конце 2011 года я за короткое время подписал три договора: строительство второй сцены Мариинского театра в Санкт-Петербурге, фасад пентхауса башни «Меркурий Сити» и башни «Эволюция» в ММДЦ «Москва-Сити» – на общую сумму около 60 млн евро. Неожиданно я столкнулся с необходимостью найма персонала в сжатые сроки – руководителей строительных работ и технических специалистов. Мы наняли 30 человек, и в течение длительного времени придерживались этого количества. 

Сколько сотрудников насчитывает «Гартнер» в России сегодня? 

В настоящее время в России 192 сотрудника. В феврале 2015 года появился новый крупномасштабный проект  – «Лахтацентр» компании «Газпром», снова был резкий скачок. Мы внедряем свои ноу-хау на рынке и задействуем при этом локальные ресурсы: от работников бухгалтерии до руководителей на строительной площадке. 

У вас уже есть собственный опыт локализации. Как вы относитесь к локализации сегодня? 

Локализация началась при строительстве башни «Эволюция», и основной причиной этого стала экономическая целесообразность. Фасады Мариинского театра и «Меркурий Сити» были выполнены на 100% из европейских материалов. Первый был государственным проектом, в котором заказчики просили создать нечто особенное. А пентхаус «Меркурий Сити» был частным проектом высокого качества. А вот для башни «Эволюция» заказчик хотел получить фасад сложной конфигурации, но его ресурсы были ограничены. Заказчик спросил у нас: «Что можно сделать?» Мы предложили решение: «Разработано в Германии» и «Произведено в России». Мы нашли локального партнера, и организовали производство с задействованием его ресурсов. Совместно с партнером мы осуществляли сборку фасадных модулей из российского профиля и немецкого стекла, а потом вместе их монтировали в Москве. Но вся цепочка технологических процессов всегда находилась под нашим контролем. По сути, это была своего рода частичная локализация. Что касается проекта «Лахта-центр», «Газпром» сразу заявил: «Мы хотим лучшее, что есть». Наше головное производство в  баварском городе Гундельфингене поставляет фасады высокого качества благодаря тому, что наши сотрудники обладают необходимой квалификацией и опытом, а все процессы отработаны. Транспортировка фасадных модулей размером 4,20 х 2,80 м из Гундельфингена в Санкт-Петербург была нецелесообразна. Поэтому было принято решение открыть производство по нашим стандартам в Санкт-Петербурге  – в максимальной близости к строительной площадке. Туда приходят все необходимые материалы, и там собираются фасадные модули. Таким образом, локализация была обусловлена требованиями проекта, и, на самом деле, не имеет отношения к политическим требованиям локализации. 

Можно назвать историю компании «Йозеф Гартнер» в России успешной?

Конечно, иначе нас тут бы уже не было. Хотя и раньше, и сейчас это не всегда легко. У нас были очень хорошие проекты – как с технической, так и с финансовой точки зрения. Были и менее успешные проекты. Но если считать все вместе – это был всетаки большой успех. В конечном итоге с технической стороны мы довольны каждым проектом. 

Исходя из того, что в 2019 году вы будете отмечать свой десятилетний юбилей в России: что в истории компании особенно важно?

Какие проекты вызывают особую гордость? На этот вопрос легко ответить. Мы строим здания, которые все знают, и которые становятся лицом города. Этим и хорош фасад: он на виду. Башни «Лахта-центр» в Санкт-Петербурге и «Эволюция» в Москве стали двумя «звездочками» в нашем портфолио, которые хорошо известны. Не все знают, кто такой Гартнер. В Германии тоже не редко можно услышать: «Гартнер? Нет, не слышал». Но многие знают «Мир BMW» в Мюнхене, Городские ворота в Дюссельдорфе, Коммерцбанк-Тауэр во Франкфурте-на-Майне и Эльбскую филармонию в Гамбурге. Фасады всех этих зданий делала компания Josef Gartner GmbH. В России тоже мало кто знает ООО «Йозеф Гартнер». Но все знают закрученную башню в «Москва-сити» или строящееся сейчас высотное здание в Санкт-Петербурге, которое вскоре станет самым высоким небоскребом в Европе (462 м). А мы всегда будем помнить о том, что принимали участие в строительстве этих башен. Это и отличает Россию: здесь есть проекты и возможности, которых нет в других местах. Безусловно, определенные риски тоже есть, но мы держим фокус в первую очередь на возможности. 

С какими рисками и вызовами вы сталкиваетесь в России? Какие уроки удалось извлечь?

Бюрократия в России более развита, чем в Германии. Существующие здесь условия порой сильно усложняют экономическую деятельность. Большую роль в России играют взаимоотношения, и многое на этом строится – поэтому нам, иностранцам, не всегда и не сразу удается поддерживать общение так, как это делают русские. Несмотря на то, что из 192 наших сотрудников 98% русские, и  мы являемся российской компанией, нас воспринимают как иностранцев. В этом есть свои преимущества. В России высоко ценятся такие немецкие качества, как пунктуальность и надежность. Мы в компании «Гартнер» никогда не обещаем того, что не можем выполнить. Если график работ не реалистичен, мы говорим об этом открыто. Ведь только честность является основой доверия. Лучший тому пример – башня «Федерация». Вторая башня этого комплекса должна была быть готова в 2014 году. Мы говорили тогда, что это невозможно. На дворе 2017 год, а она еще не закончена. Мы наслышаны о некоторых особенностях ведения бизнеса. Но сами не сталкивались с коррупцией ни по одному проекту, и категорически не приемлем неэтичного поведения. Едва ли стоит принимать решение о приобретении продукта премиумкласса, исходя из наличия хороших отношений или хороших отношений, поддерживаемых деньгами. В области фасадного строительства Европа является технологическим лидером. И хотя российские стандарты часто основаны на европейских, в России очень гордятся своими техническими регламентами. Иногда формальный подход в применении нормативов и стандартов нелогичен и выходит за пределы нашего понимания. Получение официальных разрешений стоит много времени, денег и нервов. Порой от этого страдает и качество. Примером этому служат правила охраны труда и техники безопасности. В России предъявляются жесткие требования в отношении техники безопасности, но никто не соблюдает их на 100%. Мы же, напротив, привыкли к важным, но простым стандартам, которые действительно соблюдает каждый. 

Представьте себе, что российское правительство готово выполнить ваше желание. Что бы вы хотели пожелать для своей компании?

Как и многие другие, я, прежде всего, хочу правовой и инвестиционной защиты. Это лучшая основа для ведения серьезного бизнеса и обеспечения максимальной производительности. Распределение заказов должно основываться исключительно на производительности и эффективности исполнителя. Что может сделать компания, и сколько это стоит? В условиях честной конкуренции решающим должно быть лучшее соотношение цены и качества, а не просто самый дешевый или самый дорогой подряд. Виновный в возникновении проблем во время реализации проекта должен действительно нести эту ответственность. Если виноват в отставании от графика, отвечай за последствия. Подводя итог: я хотел бы справедливых шансов и правомерных условий.


Обратная связь
Контакты
Родина немецкого бизнеса
БЦ «Фили Град», Береговой проезд, д. 5А, к.1, 17-й этаж, 121087 Москва. (Метро “Фили”)
Google Map
Телефон:

+7 495 234 49 50

Факс:

+7 495 234 49 51

Спасибо за Ваше обращение!